Россия: события и факты

2018/03/27

«Путинизм» или капитализм?


Результаты последних президентских выборов вызвали политическую истерику в лагере так называемого «левого» либерализма. Организации буржуазно-либерального толка, объявляющие себя «рабочими» или «социалистическими», поспешили обвинить в победе Владимира Путина российский рабочий класс, который, по мнению «социал»-либералов, в силу своей якобы консервативности и аполитичности, стал естественной жертвой электоральных манипуляций властей. 

В таком ключе выдержано, например, заявление так называемого «Российского социалистического движения» (РСД), которое обычно позиционируется в качестве троцкистского, хотя на  деле не имеет никакого отношения к коммунизму и марксизму, а представляет собой типичное псевдолевое охвостье буржуазного либерализма. Вывод, который сделало по итогам выборов РСД, заключается в том, что «демократическое левое движение должно опираться на нонконформистские сообщества, противостоящие путинизму на рабочих местах, в сфере образования, культуры, в муниципалитетах, медиа-сфере и на улицах», а не на рабочий класс, скомпромитировавший себя в глазах либералов поддержкой Путина. По мнению лже-социалистов из РСД, врагом трудящихся является, таким образом, именно «путинизм».

Позиция подлинных пролетарских революционеров, большевиков-ленинцев (троцкистов) не имеет ничего общего с подобными извращеними социализма.

В исторических масштабах пролетарской революции верхушка правящего бонапартистского буржуазно-бюрократического режима во главе с президентом Путиным - это всего лишь незначительные чиновники на службе класса буржуазии, чиновники, каких было уже множество и каких, к сожалению, будет еще немало на пути революционного пролетариата. С этой точки зрения они принципиально ничем не отличаются от рядовых полицейских или налоговых инспекторов.

Не правящий режим и его чиновники, сами по себе, а буржуазное общество является врагом пролетариата. Конкретный характер правящего режима буржуазного государства имеет для рабочего класса не принципиальное, а техническое, только с точки зрения условий борьбы, значение. Не «демонтаж путинского режима олигархического капитализма», как утверждают либералы из РСД, а уничтожение любой формы капитализма, любой разновидности буржуазного режима, является задачей рабочего класса.

Борьба за демократию в условиях буржуазного государства тогда только является формой революционной борьбы, когда победа демократии одновременно означает установление диктатуры пролетариата, а каждое частичное завоевание демократии является частью процесса завования рабочим классом политической власти. И наоборот, в том случае если такая борьба ведёт только к смене буржуазных режимов, если объективно укрепляет буржуазное государство, делает его механизм более гибким, эффективным и работоспособным, она является ничем иным, как одной из форм контрреволюции, под какими бы лозунгами не велась.

Распространено мнение, что демократический лозунг ценен не столько своим конкретным содержанием, сколько «мобилизационным характером», то есть способностью поднять на борьбу и объединить широкие массы трудящихся. Это опасное заблуждение, давно разоблаченное исторической практикой революционного пролетарского движения. Мнимая мобилизация трудящихся под лозунгами смены политического режима или его конкретных представителей мгновенно превращается в повальную демобилизацию, как только буржуазия меняет политический фасад своего классового господства. Одними из самых опасных последствий такой демобилизации являются разочарование рядовых пролетариев в необходимости революционной борьбы и возможности победы революции, идеологическая дезориентация пролетарских активистов, апатия, на годы, а то и на десятилетия выкашивающая ряды революционных борцов.

Что же касается собственно антипутинских лозунгов, то выдвинутые вне контекста пролетарской революции, такие лозунги способны лишь дезориентировать трудящихся, исказить подлинные классовые цели пролетарской борьбы, посеять популистские иллюзии относительно возможности решения коренных социальных проблем путем простой смены персоналий при сохранении самого буржуазного общества и государства.

Чиновник – цепной пес капиталиста. Глупо требовать от хозяина, чтобы он укоротил цепь, или поменял пса на другого, менее злобного, или выдрал у пса зубы, чтобы не кусался. Но в тысячу раз глупее требовать того же от самого пса. Каждый решает те задачи, которые ставит перед ним его классовое положение в обществе: буржуй грабит пролетария, чиновник сохраняет для буржуя награбленное. Задача же пролетариата - уничтожить само грабительское буржуазное общество.

Буржуазная государственная машина враждебна рабочему классу всегда, вне зависимости от того, какое конкретно имя выгравировано на шестеренках этой машины: Путина или какого-то иного капиталистического сатрапа - это не имеет для пролетариата ни малейшего значения.