2017/09/18

Ирреальный мир Эльвиры Набиуллиной

Центральный банк Российской Федерации объявил угрозой «высокую готовность низкодоходных групп вернуться к потреблению в кредит». По мнению чиновников Центробанка, существуют опасения, что «в случае резкого изменения предпочтений к сбережениям и заимствованиям у домашних хозяйств возможности производства товаров и услуг не смогут покрыть возросший спрос, что отразится в увеличении инфляции». Впрочем, каким образом увеличить производство товаров и услуг при отсутствии спроса у нищего населения, главные финансовые регулировщики страны не объясняют.
Когда знакомишься с откровениями главы Центрального банка, создается впечатление, что и сама Эльвира Набиуллина, и её коллеги живут в каком-то исключительно своем, ирреальном, измерении. В этом измерении главной опасностью для России является не бедность подавляющего большинства трудящихся, не деградация медицины и образования, не полуколониальное положение отечественной экономики в системе мирового разделения труда, а исключительно инфляция. Инфляция, как таковая, - это абсолютное зло для Эльвиры Набиуллиной, зло, для борьбы с которым приемлемы все средства, вплоть до исчезновения российского населения вообще. Ведь если нет человека - нет покупателя, а нет покупателя - нет инфляции. И если по общему правилу главной задачей государственного банка является обеспечение такого объема денежной массы, какое необходимо для эффективного развития экономики, то для ведомства Набиуллиной основной задачей является минимизация этой самой денежной массы в кошельках трудящихся.
Хотя, возможно, глава Росцентробанка и права. Инфляция - это действительно зло, но зло, в первую очередь, для буржуазии. Рост цен стимулирует не только производство. Он становится стимулом для активизации классовой борьбы трудящихся, которая на своем высшем революционном уровне сметет власть капиталистов и их бюрократических прихвостней. Поэтому и стремится Эльвира Набиуллина, как верная слуга российской олигархии, заморозить доходы рабочего класса на таком уровне, когда люди еще не думают о классовой борьбе, а пытаются выжить на те нищенские крохи, которые им дарит с барского стола погрязшая в роскоши путинская олигархия.